Я никогда не знал любви отцовской…

10 февраля 2019 | Опубликовал: Yura Fedorenko

Я никогда не знал отцовской любви… Я рос с мамой, будучи ее единственным сыном. Помню, как в бараке, где мы жили, зимой даже вода замерзала на полу. Позднее нас переселили в строительный вагончик. Мы с мамой сильно обрадовались этому, так как внутри него стоял электрический тэн, дающий тепло. Наш поселок насчитывал около 10 строительных вагончиков, два барака и один магазин, который тоже располагался в таком же вагончике. Детский сад находился в километрах пяти от нашего поселка, и мама ежедневно ранним утром отвозила меня туда через лес на санках, а поздно вечером забирала и опять на санках катила обратно домой. Все мои воспоминания дошкольных лет связаны с детским садом, строгими воспитателями и темными холодными дорогами через лес.

После детского сада мама отдала меня в школу-интернат, где я проводил будни. Забирали домой меня только на выходные. Там были дети либо совсем без родителей (на попечении родственников), либо с одним родителем, такие же как я. В четвертом классе меня перевели в обычную школу, где я сразу познакомился с местными авторитетами и стал общаться только с ними. Жизнь стала привлекательной и, как мне казалось, интересной. В одиннадцать лет я впервые украл велосипед. Вскоре это переросло в профессиональное ремесло.

Однажды в возрасте пятнадцати лет я очередной раз выехал на рынок. Пока мои друзья ходили между прилавков, я тихонько отлучился. Желая всех удивить, я вскрыл легковую машину и украл сумку с мехами. Когда я вылезал из машины, меня внезапно схватил какой-то мужчина и стал громко кричать. Вдруг появился оперативник и попытался меня арестовать. Я вырвался и побежал. Он применил оружие, чтобы напугать меня. В тот день меня впервые арестовали и несколько суток били в отделении милиции, вынуждая дать показания. Они хотели знать, с кем я был, и какие еще кражи были мной совершены. Периодически меня закрывали в камеру, затем менялись допрашивающие, и все начиналось снова. После всех допросов я был сильно избит и, честно говоря, напуган. Оставшись один в камере, я встал на колени и начал молиться, прося прощение за воровство и прося, чтобы меня отпустили. Я обещал Богу, что никогда не стану воровать, если меня отпустят и не дадут срок. Меня отпустили. Я вышел героем: выстоял и ничего ни о ком не рассказал. Герой! Но в сердце была тяжесть: я обманул Бога.

Через два месяца меня сбила машина. Врачи зафиксировали, что я четыре минуты находился в клинической смерти. У меня были переломы семи ребер и позвоночника, а одно мое легкое было лопнувшим. Я провел четверо суток в реанимации. Никто из врачей не мог сказать, буду ли я жить. Был день перед праздником Пасхи. Всю ночь мои старшие друзья, пьяные, простояли в храме, слушая молитвы и надеясь, что Бог мне поможет. И Он помог. Спустя месяц меня выписали из больницы, и я уже мог самостоятельно ходить. И все в моей жизни вернулось в прежнее русло. Водитель, который был за рулем сбившего меня автомобиля, выплатил крупную сумму денег. Мы её потратили, предаваясь различного рода развлечениям. Потом снова кражи, наркотики, алкоголь, тюремное заключение. Опять покаяние и обещание никогда больше этого не делать. И снова милость. Я ходил по замкнутому кругу.

Когда я в третий раз был приговорен к заключению, то находился в наркотической зависимости уже год. Я пытался молиться, но понимал, что помилования от представителей закона на этот раз не будет. Мне дали два с половиной года лишения свободы (на тот момент мне было 17 лет). В колонии я впервые увидел искренне верующего человека, который никогда не расставался с Библией и постоянно всем говорил о Боге, несмотря на насмешки и унижения со стороны других заключенных. Мне стало его жаль, и я начал защищать этого христианина. Он был расположен ко мне, мы часто говорили с ним о Боге и разбирали Священное Писание вместе. После этого срока я вышел с полной уверенностью, что теперь все в моей жизни будет иначе. Но мои друзья встретили меня «как полагается» — снова многочисленные посещения кафе, разбои, автомобили, наркотики…

Через три месяца после освобождения я принял дозу некачественного наркотика. Сложно описать, насколько плохо я себя почувствовал. Чтобы выйти из этого состояния, необходимо было срочно ввести наркотик повторно, но я был без денег, а украсть не мог из-за крайне скверного самочувствия. Я обратился к матери и сказал, что мне срочно нужны деньги, чтобы рассчитаться. Мама не хотела давать, подозревая обман, но так как я настаивал, она принесла икону и сказала: «Положи на нее руку и поклянись перед Богом, что эти деньги ты потратишь не на наркотики». Я знал, что клясться нельзя, тем более перед Богом. Но мне было очень плохо. В итоге я положил руку на икону и поклялся. Через четыре недели мне ампутировали правую руку, и я впервые ясно услышал голос Бога: «Не обманывайтесь: Бог поругаем не бывает. Что посеет человек, то и пожнет» (Библия, Галатам 6:7).

Я стал принимать еще большие дозы наркотиков. У меня появилось удостоверение ветерана боевых действий первой чеченской кампании. Я стал попрошайкой — выпрашивал деньги на протез. Деньги русские люди давали щедро. И это позволяло мне порой покупать наркотик в таком количестве, что я забывался в наркотическом угаре и периодически поддерживал несчастных наркоманов, когда у них не было денег на дозу. Через некоторое время меня снова арестовали. В колонии я заочно поступил в Московскую библейскую школу. Весь второй срок я провел в тщательном изучении Библии. Но выйдя на свободу, опять вернулся на прежние рельсы.

Я периодически бывал в разных центрах реабилитации, где искренние люди бескорыстно желали мне помочь. Но все их попытки не приносили успеха. Я видел, как люди после искренней молитвы получали освобождение от наркотиков. Мне казалось, что на меня Божье действие не распространялось. Я плакал и убегал, вновь начиная принимать наркотик. Стали гнить ноги, образовывались трофические язвы и гломерулонефрит. Были постоянные вызовы скорой помощи, госпитализация, реанимация и т.п. Однажды, когда я в очередной раз хотел уйти, пастор центра реабилитации сказал: «Выбирай: слева – дьявол, справа – Бог!» Слева был район, где продавали наркотики, а справа – центр реабилитации. Я подумал и выбрал левую сторону…

Когда я в очередной раз украл из дома дорогие вещи, мать выгнала меня. Я стал ночевать в подъездах и различных притонах. Я сильно устал от такой жизни и понимал, что мне осталось немного. Я пытался терпеть и не колоться, но больше трех дней не выдерживал. В очередной раз, уколовшись, я встал на колени и молился: «Господи, я так устал, помоги мне; я так хочу, чтобы все это закончилось, но не могу ничего сделать. Прошу, прости меня и помоги мне. Возьми меня как котенка и тащи силой «за шкирку». Я не буду понимать, может быть, буду царапаться и кусаться, но Ты не отпускай и вытащи меня, ведь Ты можешь мне помочь, потому что Ты Бог».

Меня арестовали очередной раз в 2003 году. Тогда я еще не понимал, что это ответ на молитвы «как котенка»…
sergey_photo

Сергей Еничев

Вторая часть свидетельства:

http://choose-life.ru/stati/ya-nikogda-ne-znal-lyubvi-otcovskoj-chast-2

Tags: , , , ,

4 комментария в “Я никогда не знал любви отцовской…”

  1. Андрей

    12. Фев, 2019

    Интересная статья, а автор сейчас в местах лишения свободы? как он сейчас себя чувствует? а может автор рассказать, как он понимает выражение: «отцовская любовь»?

    Ответить на этот комментарий
    • Yura Fedorenko

      14. Фев, 2019

      Андрей, вторая часть свидетельства даст ответы на твои вопросы. 🙂 Скоро я её опубликую.
      Насколько я понимаю, название «Я никогда не знал любви отцовской…» подразумевает, что автор рос в семье без отца.

      Ответить на этот комментарий
  2. Андрей

    14. Фев, 2019

    «Насколько я понимаю, название «Я никогда не знал любви отцовской…» подразумевает, что автор рос в семье без отца» — спасибо 🙂 я догадывался 🙂 просто интересно «любовь отца» всмысле ремня никогда не получал? или примера для подражания не было? а у него ни дядек и дедушек или соседей мужского пола не было? Какая взаимосвязь с «любовью отца»? или Отец всмысле Бог? вот не понимаю…
    Жду не дождусь продолжения 🙂 а вырос автор в России? или иностранец? просто по описанию он бездарь (всмысле неуч), а статья написана лаконично, я бы даже сказал увлекательно, да и граматика с пунктуацией не хромает 🙂
    А еще интересно про какое время идет речь? А еще интересно почитать про его третье заключение.
    Вообще оч много вопросов к этому любимчику Господа (в хорошем смысле этого слова).

    Ответить на этот комментарий
    • Yura Fedorenko

      20. Фев, 2019

      Ну насчет точного смысла фразы «отцовская любовь» я за автора не смогу ответить. 🙂 Но в любом случае, как мне кажется, дяди, дедушки или соседи мужского пола не заменят отцовскую руку в воспитании ребенка, особенно мальчика.
      > а вырос автор в России? или иностранец?
      В России
      > просто по описанию он бездарь (всмысле неуч), а статья написана лаконично, я бы даже сказал увлекательно, да и граматика с пунктуацией не хромает
      Не торопись с выводами, Андрей. 🙂

      Ответить на этот комментарий

Написать ответ