Русский протестант

6 апреля 2019 | Опубликовал: Yura Fedorenko

Беседуя с разными людьми на духовные темы, иногда можно услышать фразу “русский — значит православный”, авторство которой приписывается Достоевскому. И хотя эта мысль обычно не высказывается прямо, нередко она все же подразумевается собеседником. Соглашусь, что православие сыграло большую роль в истории и культуре нашей страны. Однако духовные искания русского народа не ограничиваются православной верой…

Ещё со средневековых времен на Руси были люди, протестовавшие против излишней обрядности. В 14-м веке псковские дьяконы Никита и Карп открыто восстали против продажи церковных должностей за деньги. Возникшее движение вскоре распространилось на Новгород и получило название стригольников. Его последователи отрицали почитание изображений святых, признавая лишь Иисуса Христа посредником между Богом и людьми. Они выступали против приобретения священниками богатства и говорили о необходимости нравственного возрождения общества. Идеи стригольников нашли отклики в среде простого народа, однако движение было подавлено официальной церковью. А ведь несмотря на свои перегибы и крайности, оно предвосхитило идеи Реформации в Европе на целое столетие.

В следующем веке возникла так называемая “ересь жидовствующих”, основанная новгородскими священниками, которые посчитали, что православное учение умаляет истины Ветхого Завете о Едином Боге и о запрете создавать кумиров. Они требовали отказаться от церковных преданий, монашества, культа святых и икон. Впоследствии движение также было разгромлено.

Очередная волна духовных исканий началась после реформы Никона в 17-м веке. Вся церковная оппозиция в то время получила название старообрядчества. И хотя последнее в основном носило православный характер, к нему примыкали и различные реформаторские идеи. Одна из его ветвей — беспоповство — отстаивала протестантский принцип о том, что каждый мирянин является священником. Общины верующих при этом управлялись выборными старостами. Принцип “всеобщего священства” позволял беспоповцам делать бОльший акцент на личном благочестии, однако отсутствие четкого вероучения часто приводило к разным крайностям.

Спустя время помимо старообрядцев сформировалось множество сект, которые по-своему понимали духовный путь человека. К концу 17-го — началу 18-го века относятся первые упоминания о христоверах или хлыстах, которые не признавали церковной обрядности и большое значение придавали мистическим проявлениям. Поскольку возникло данное движение не в аристократических кругах, а в недрах сельской глубинки, разумно предположить, что оно носит исконно русский характер. Впоследствии увлечение хлыстовством распространилось даже среди высших слоев тогдашнего общества в России.

В конце 18-го века появились духоборы, по ряду элементов приблизившиеся к евангельским протестантским церквям. К примеру, они отрицали необходимость крещения младенцев и почитания икон. Молитвенные помещения оборудовались прямо в домах верующих. Торжественные собрания проводились по воскресеньям и праздникам. От своих единоверцев духоборы требовали соблюдения таких добродетелей как смирение, целомудрие, терпение и братолюбие. Необходимо было также избегать грехов: гордыни, сребролюбия, блуда, гнева, зависти и уныния. Духоборы также известны тем, что в их защиту выступал Л.Н.Толстой, когда они подвергались притеснениям со стороны власти.

Конечно, поскольку эти секты поставили свои духовные откровения выше Библии, в их вере было множество отклонений от христианского учения. И все же наличие подобных движений показывает, что в нашей стране не все были удовлетворены практикой православной церкви, а потому пускались в различные духовные искания.

Ещё одним русским христианским движением того времени было молоканство. В отличие от духоборов или хлыстов они поставили авторитет Библии во главу духовной жизни. Управлялись молоканские общины выборными старейшинами. Их богослужения состояли из чтения и толкования Библии, а также пения духовных псалмов. Верующие вели высокоморальный образ жизни, делая особый акцент на внутреннем переживании духовного опыта в противовес внешним церковным установлениям и правилам. Несмотря на гонения, молокане сумели сохранить свою веру (их общины существуют до сих пор). Высокоморальный и трудолюбивый образ жизни, а также отсутствие пьянства позволяли им осваивать новые территории на окраинах нашей страны, куда их ссылали. К концу 19-го века их численность в России превысила 500 тысяч человек.  

Молоканство является исконно русским религиозным течением, которое приблизилось к евангельскому протестантизму. Более того, некоторые элементы церковного устройства именно у молокан переняли современные евангельские христиане в России. Таким образом, они имеют не только западные, но и русские корни. Культура неизбежно накладывает свой отпечаток на формы поклонения Богу. Протестантские идеи в нашей стране не только критиковали православие, но и усваивали его сильные стороны. И такие элементы христианской жизни как стремление к святости, важность совершения добрых дел, акцент на деятельном послушании объединяют русский протестантизм и православие. Евангельские христиане не просто переняли все у запада, но и привнесли свои детали, связанные с исконно русскими движениями. А значит, я не могу согласиться с утверждением “русский — значит православный”. На мой взгляд, фраза “русский протестант” тоже имеет право на существование.
my_photo

Юрий Федоренко

fedyura11235@mail.ru

Tags: , , ,

Написать ответ