За тебя…

10 июля 2017 | Опубликовал: Наташа Юдаева

Через два года после свадьбы Вильям Д. потерял своих жену и маленького сына. Безумный от печали, он считал Бога виновником своих несчастий. Десять лет прошли для него в горечи и одиночестве.
Однажды в его селении загорелся дом. Когда спасали из дома обитавшую в нем старушку, услыхали вдруг детский голос, взывающий о помощи. Во всеобщем волнении забыли, что бабушка жила со своим внучком, сироткой лет семи. Он показался из окошка мансарды, крича о помощи. Как его спасти?! Деревянная лестница уже обрушилась, и начала гореть крыша. Все глядели с тревогой. Вдруг Вильям, бросившись в пламя, ухватился за металлический водосток, поднялся по нему и , достигнув ребенка, спустился на землю вполне благополучно со своей драгоценной ношей. Все зааплодировали. Мгновение спустя, стены обрушились, подняв громадный сноп искр. Маленький Ричард не имел никаких повреждений, но рука Вильяма имела ужасные ожоги: после долгих месяцев лечения раны зажили, оставив страшные шрамы.
Старушка, так не поправившись, умерла. Что же делать с Ричардом? Господин и г-жа Мартэн, люди очень уважаемые в поселке, предложили усыновить его. Захотел усыновить его и Вильям.
Собрали комитет, чтобы решить, кому же доверить ребенка. Когда каждый высказал свое мнение, дали слово и желающим усыновить ребенка, чтобы после этого проголосовать.
Мартэны сказали, что, потеряв единственного ребенка, они хотели бы, чтобы Ричард занял его место. Они будут воспитывать его благочестиво, что предпочтительнее атеистических убеждений других претендентов, да и, кроме того, ребенок нуждается в материнской заботе, и они окружат его лаской.
Когда подошла очередь Вильяма, он сказал: «Я имею лишь один довод. Смотрите!» Сняв перчатку и закатив рукав, он показал свою израненную руку. При виде этого зрелища наступила всеобщая тишина, прервавшаяся аплодисментами одобрения.
-Каковы бы ни были взгляды Вильяма, он имеет право на ребенка из-за страданий, понесенных за него, — заключил один из входящих в комитет.
Так для Вильяма и Ричарда началась новая жизнь: один изливал на сиротку свои огромные запасы нежности, а другой никогда не уставал выслушивать историю своего спасения, и вид израненной руки увеличивал его любовь.
-Я никогда не буду ребенком Мартэнов, папа?
-Нет, мой малыш, ты мой, — с любовью произносил Вильям.
Однажды летом они посетили выставку картин. Мальчик остановился, рассматривая картину, изображающую Иисуса Христа, укоряющего Своего ученика Фому за неверие. «Подай перст свой и посмотри на руки Мои» — была надпись под творением художника.
-Расскажи мне эту историю! – просил, пораженный увиденным, малыш.
-Нет, не эту, я в нее не верю.
-О, я прошу тебя, все-таки расскажи ее мне!
Когда Вильям закончил рассказ, Ричард восхищенно воскликнул:
-Это же точно, как ты и я! Когда Мартэны хотели взять меня, ты показал свою искалеченную руку. Когда Фома увидел раны на руках Иисуса, может быть, он понял, что он принадлежит Ему?
-Я предполагаю.
-Иисус кажется таким грустным, я думаю, что это потому, что Фома не поверил сразу. Как стыдно не верить, что Иисус умер и воскрес за него. Когда мне рассказали о тебе и о пожаре, это было бы позорно не верить, что ты меня спас, правда, папа?
-Да, конечно.
-Если бы я усомнился в тебе, то я должен был бы стать ребенком Мартэнов?
-Конечно же, нет. Поверил бы ты или нет, ты жил бы со мной, потому что я спас тебя! – почти сердито ответил Вильям.
-Я сразу же поверил, когда увидел твою руку, — тихонько добавил Ричард.
В этот вечер отец еще раз вынужден был по просьбе малыша повторить историю Фомы.
— Фома, наверное, очень жалел, что огорчил Иисуса. Мне Фома не очень нравится, а тебе?
Ребенок вскоре уснул. Но для Вильяма началась тревожная ночь. Ему снилось лицо, исполненное нежности и грусти, склоненное над ним. Затем Ричард, увидев его изуродованную руку, отворачивается от него. Он проснулся встревоженный. Уснув опять, он увидел, как Некто показывает израненную руку и говорит, прося: «У Меня только одно доказательство: подай перст свой сюда и посмотри на руки Мои». И когда он начал уступать, открыл глаза.
Вильям не мог забыть ни картину, ни свой сон. Сердце его было тронуто любовью малыша. Он честно признал, что доказательство, употребленное им для того, чтобы показать, что Ричард принадлежит ему, обратилось против него, когда он отказывал правам Божественных рук, израненных за него.
Он начал читать Библию, и понемногу сердце его становилось таким же, как и сердце его сынишки — он признал, что и он принадлежит Спасителю, израненному, умершему и воскресшему за его грехи.
Автор неизвестен. Христианский буклет «Воскресение».

Написать ответ